Младенец родился нам… в семье… «И произошла на небе война»

И вновь я приветствую тебя, дорогой мой друг, чтобы нам вместе продолжить наше путешествие в глубину вечности и длинною в вечность! Человек на самом деле – дитя вечности, а не времени! Мы подлинно восхищаемся именно тем, что мы можем назвать вечным. Вечное – значит, Божественное! А Божественное – это значит самое прекрасное! Но парадокс заключается в том, что, несмотря на то, что наши сердца жаждут вечности и восхищаются вечным, когда они вдруг начинают реально ощущать её близкое дыхание, то начинают тут же в страхе захлопываться, ожесточаться и отвергать эту прекрасную вечность… Таков дух этого мира, который на самом деле любит смерть, и которым насквозь пропитаны наши сердца. Этот дух – это дух эгоизма, который по своей сущности ищет во всём только своего, и он боится Божьего Духа, Который наоборот есть именно в том, что абсолютно «не ищет своего». Поэтому мир вечной Любви, то есть мир самой Вечности, для обычного человеческого сердца чужд и страшен – оно не может найти в нем никакой опоры для своего «я». Эгоизм не может принять и понять Любовь и найти покой в  том, в чём находит его Она. Любовь находит Свой покой тогда, когда она может беспрепятственно дарить Себя другому… И Она радуется, когда безраздельно может отдавать всё, что имеет, всю Себя! Эгоизм же, наоборот, радуется и обретает свой покой тогда, когда может беспрепятственно «дарить» всех и всё самому себе, и без всяких ограничений удовлетворять все свои собственные желания. Он очень радуется, когда ему не надо ничего и  никому отдавать! Он есть – полная противоположность Любви. Ему никто кроме себя и для себя не нужен и неинтересен… И именно таков дух этого мира: «он (человек) ублажает душу свою, и прославляют тебя, что ты удовлетворяешь себе» (Пс 48:19).  И человек не может вместить в себя истину, что таким образом он не только не становится богаче, но сам крайне опустошает себя! Он «никогда не увидит света» (Пс 48:20,21) – что может быть страшнее этих слов! Он не способен увидеть Свет и, соответственно прийти к Нему. И он не может в этом Свете увидеть Жизнь и войти в Неё. «Я – свет», « но вы не хотите прийти ко Мне, чтобы иметь Жизнь» (Ин 9:5; 5:39). Потому что человек ничего не видит кроме своего замкнутого «я», и сердце его подобно каменному саркофагу, в котором похоронено это его собственное «я». А ведь это «я» — то единственное, что у него есть, где может быть размещено его подлинное вечное «богатство»: «Разве вы не знаете, что вы – храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1Кор 3:16), — какое богатство!!! А он – нищ! – бесконечно нищ!... настолько нищ, что становится «как ничто, — менее ничтожества и пустоты», «Сыны человеческие – только суета; сыны мужей – ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты» (Ис 40:17; Пс 61:10). И самое жуткое во всём этом, что эгоизм не дает человеку даже по-настоящему захотеть взглянуть на правду, и он категорически не хочет ничего менять! Любовь и, соответственно, Жизнь – это для него заоблачные понятия, и они претят ему! «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает  это безумием»! (1Кор 2:14).

     Однако вечная Любовь и есть – Любовь! Она есть, чтобы побеждать! И Она есть суть великое вселенское Начало. Всё, что есть и что существует во всём бесконечном мироздании, не имело бы возможности быть, если бы не было этого Начала. И мы ранее (особенно в статьях о любви) об этом уже имели возможность поразмышлять. Но из этого напрашивается вывод, что и эгоизм возник из Любви?! И мысль эта очень существенна, так как эгоизм действительно не мог возникнуть без Любви. И, чтобы пролить истинный Свет на этот патовый вопрос, Любви пришлось очень много пострадать «даже до смерти, и смерти крестной»! (Флп 2:8). Ей нужно было представить Себя перед каждым сотворённым Ею же сердцем на суд. То есть – открыть ему саму суть Своего собственного Сердца, полностью исчерпать, «обнажить» (Ис 52:10)  Его таким образом, чтобы каждый смог увидеть, что в Ней, то есть в Любви, кроме Любви ничего нет! И что Она «есть свет, и нет в Ней никакой тьмы» (1Ин 1:5), что Она абсолютна и перманентна: Она везде любит и не может не любить, даже – на КРЕСТЕ, где Она, будучи абсолютно ЖИВОЙ, одновременно абсолютно УМИРАЛА! Где абсолютно холодный скальпель СМЕРТИ медленно рассекал абсолютно живое ТЕЛО ЛЮБВИ! «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» Это была самая острая боль, которую только могла пережить вселенная во всей своей вечности! И все должны были увидеть, что эта боль была пережита за каждого из них абсолютно добровольно – просто из Любви! «Никто не отнимает Жизнь у Меня, но Я Сам отдаю ее» (Ин 10:18). И что Она, Любовь, никак не могла дать начало такому жуткому явлению как эгоизм, потому что эгоизм – это ненависть. Это то, что убивает. И мы должны принять за истину то, что – эгоизм – это единственное, что нас убивает! Абсолютно всё, от чего умирают люди и вообще всё одушевлённое и неодушевлённое вокруг – это всё смертельные щупальца эгоизма! Потому что он имеет «державу смерти» (Евр 2:14). И никогда не сможет насытиться в смерти! «Преисподняя и Аваддон – ненасытимы» (Прт 27:20). Его первый плод – это ненависть (отсутствие Любви!). А «Всякий, ненавидящий… есть человекоубийца» (1Ин 3:15)… И вот здесь мы можем с вами прикоснуться к очень важному моменту вечной Божией Любви, скрывающемуся за Её ослепительным светом.

Безусловно, дорогой друг, Любовь – это само Жизнелюбие, это сама неисчерпаемая, непревзойдённая и преизбыточествующая Жизнь. Пребывать в Любви и обладать Любовью – это самое высочайшее наслаждение! И тут я хотел бы обратить внимание на два слова – «обладать» и «высочайшее».

Кто знаком с подлинной Любовью, тот знает, что глубочайшим желанием Любви является дарить себя так, чтобы Ей обладали. Она Божественно счастлива, когда Ею обладают! Причем обладают как можно полнее, так как таким образом Она может и полнее поделиться Своим высочайшим наслаждением. То, что скрывается за словами «обладать» и «высочайшее» – у Любви находится в непосредственной прямой зависимости друг от друга. Чем полнее первое, тем полнее и второе. И наоборот… Но что же стоит за этим?  Давайте припомним ту «формулу счастья», которую мы с вами вывели ещё при первых наших встречах. Она звучит так:

     Счастье – это возможность дарить себя из абсолютной свободы, рождённой в Любви, в абсолютную несвободу, тоже рождённую в Любви. (см)

Слова: «дарить себя… в абсолютную несвободу», здесь имеют смысл, как: полностью, самозабвенно отдавать себя той Любви, Которая живёт у тебя в сердце, что, в свою очередь, и есть, – обладать  Любовью и пребывать в Её высочайшем наслаждении! Именно только так можно обладать Любовью, потому что, дорогой мой друг, абсолютная Любовь не может становиться менее абсолютной, идти на какой-либо компромисс и кого-либо начать любить меньше. Она не может любить не до конца, чтобы уподобиться нам. Обладать Любовью – это значит полностью принять Её такой, какая Она есть, слиться с Ней, и уже просто не мочь быть без Неё! «Но какое же это обладание? – обязательно возразит наше сердце, — обладать – это значит иметь возможность полностью распоряжаться тем, чем ты обладаешь»! Но, дорогой друг, это не более чем слова падшей эгоистичной человеческой природы, которая всегда держит нас во власти самообмана, и она не способна познать счастье Любви, которое для неё является страшной и абсолютной тайной! А «страшная» тайна эта раскрывается в том, что, постигая такое обладание Любовью, мы постигаем и подлинное обладание собою! Мы становимся свободными от деспотичной власти эгоизма и  начинаем чувствовать собственную реальную сопричастность к чему-то необыкновенно Великому, подлинно Вечному, Непреходящему…! Мы полным сердцем начинаем постигать вдруг открывшуюся нам Жизнь и свою неизмеримую ценность в контексте Вечной Любви. Мы обретаем царственное достоинство! «Ты… соделал нас царями»! (Отк 5:9,10). Достойное может быть принято только достойным! Любовью может обладать сердце только достойное Любви! В нас самих начинают течь «реки воды живой»: жажда беззаветно отдавать себя Любви, чтобы любить ещё больше!  Это и есть обладать Любовью!  И это и есть высочайшее наслаждение или – подлинное блаженство! У нас как бы открываются глаза и мы начинаем понимать, что нас до этого просто не было. Что мы были абсолютно слепы.  И где же мы были до этого? А мы были в смерти… И «Благословен Бог… по великой Своей милости возродивший нас… из мертвых» (1Пет 1:3)!

Но нам, дорогой мой друг, совершенно необходимо ещё глубже понять, что это значит: «сердце достойное Любви», так как без этого понимания, всё остальное становится недоступным для нас. И если сказать очень коротко, то «сердце достойное Любви» — это сердце способное любить так, как любит Сама Любовь. А как любит Сама Любовь? На самом деле, всё, что на этом сайте было написано ранее, является ничем иным, как только попыткой ответить на этот вопрос. И сейчас мы тоже сможем только прикоснуться к этому вопросу, потому что невозможно исчерпать Любовь, подобно тому, как это невозможно детским ведерком вычерпать океан…  И чтобы нам прикоснуться к этому, будет правильным попытаться понять сами мотивы Любви.

Любит ли любовь, чтобы разделить Свою совершенную радость со Своими детьми? Конечно: «радость Моя с сынами человеческими» (Прт 8:31)! Но мы уже много раз говорили о том, что приоритет Её радости в радости нашей. И Её подлинная радость никогда не может быть полной без радости нашей. И даже более того, без нашей радости Она всегда начинает глубоко страдать. Это в какой-то степени доступно для понимания каждому из нас, потому что и мы не можем радоваться и испытывать наслаждение, когда безрадостен тот, кого мы действительно любим. Почему же так происходит? Да потому, что наше сердце при этом на самом деле не с нами, а с тем, кого мы любим. И Любовь, которая в нас, невольно начинает разделять все его печали и страдания! И для чего это Она делает? Да только для того, чтобы и он смог всё-таки разделить с Ней всю Её радость и счастье, которые были приготовлены специально для его сердца ещё от самой вечности, и, приняв которые сейчас, он навсегда бы забыл о своей грусти… И для этого Любовь может пойти на огромные жертвы! И отсюда становится явным, что обладать Любовью, — это не только обладать высочайшим наслаждением. Но это в  равной степени обладать и… страданием! Вечная настоящая Любовь – Она как высока в Своей непревзойдённой радости, так и глубока в Своём  непревзойдённом страдании. Мы называем это состраданием. Только в случае с Вечной Любовью – это величина абсолютная. И более того – всеобъемлющая! То есть к Её состраданию добавляются и все возможные печальные последствия для всех, кого это может коснуться во всём будущем… Это если, к примеру, заболел наш любимый человек, мы можем глубоко переживать не только о нём, но ещё и за других близких к нему людей, которых эта весть может опечалить, – родителей, детей, родственников, друзей… Только Вечная Любовь абсолютно чиста в Своей Любви, и несравненно высока – Она есть всему Начало, а потому всё и несёт в Своём сердце: всю совокупность непревзойденной радости и ликования… и всю совокупность сострадания и жертвы  всей необъятной Вселенной! То есть, дорогой мой друг, если ты хочешь продвигаться по лестнице высшего неизреченного наслаждения и радости, то это может быть только при условии, что твоё сердце готово той же мерою принести себя в жертву и полному состраданию… И при всём этом очень важно отметить, что сама суть царственности Любви не выражается в обладании высшим наслаждением или высшим страданием; но в том, что проистекает из этого. И мы попробуем сформулировать это так: постижение Любовью всей вселенской боли, выражающейся в полном личном принятии боли всего одушевлённого и неодушевлённого – возвышает Любовь до наивысшего состояния ответственности в Самой Себе, за всех и за всё, что получило начало жизни из Её рук. Ответственности за каждое Свое самое неуловимое проявление! Вот это и есть подлинно царственное качество Любви, Её подлинное царственное достоинство! Это то, что являет Любовь Божественно-нежной в предупредительности всех Её проявлений. «Уста Его – сладость, и весь Он – любезность» (ПП 5:16). И, конечно же, Любовь никогда бы не стала Началом, если бы не обладала в Себе той степенью радости и ликования, которые бы могли бесследно поглотить всю совокупность всего вселенского страдания: от самой малой невинной слезинки ребёнка, до стенания целых народов и миров! Она видела эту Свою РАДОСТЬ и не могла держать её в Себе. И именно это неумолимо направляло Её сердце к нам: чтобы родить нас, любить нас, заботиться о нас и дарить нам Себя для нашей неисчерпаемой вечной радости! «Дабы явить в грядущих веках преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам» (Еф 2:7).  Ведь Она была Любовь! Любовь… и почему же Она всё-таки такая? такая, что о Ней хочется писать бесконечно и всё в превосходной степени? Есть ли в Ней нечто, что можно было бы  выразить одним словом, и что могло бы объяснить наличие в Ней всех этих захватывающих дух бессмертных качеств? У каждого из нас, кто дошагал вместе со мной до этого места, может сейчас родилось своё откровение, которое – безусловная истина, но мне сейчас очень хочется произнести слово – чистота! Сам Господь так выразил это: «Идёт князь мира сего и во Мне не имеет ничего» (Ин 14:30). То есть Любовь «не имеет» в Себе даже ничтожной точки соприкосновения с эгоизмом. И поэтому в Ней всё истинно, всё по-настоящему и всё – до конца! Если бы Сын Божий, – Который есть полнота воплощения Любви, — самую малость пожалел бы о Себе, когда шёл на крест, то Вечная Любовь уже не смогла бы быть Вечной! Тогда Она уже не была  бы той Любовью, Которою Она нам открылась; и тогда Она действительно могла бы стать Началом для такого мерзкого чудовища как эгоизм! стать поводом и оправданием для его существования…  Но слава, вечная слава Господу: мы знаем, что это не так! И из всего того, что уже было сказано, мы, мой дорогой друг, можем уже немного начать понимать, что кроется под выражением: «Любовью может обладать сердце только достойное Любви»!  И здесь мы снова можем вспомнить слова, вышедшие из уст Самой Любви: «человекам это невозможно, Богу же всё возможно» (Мф 19:26). И я думаю, что будет истинным, если здесь слово «человекам» заменить словом «никому». Никому самому по себе невозможно иметь такое сердце и такую Любовь, потому никто не может дотянуться до Её вершины.  Это может быть – только исключительно ДАР, ДАР Самой Любви. И никак не иначе!

 

 

Но понимала ли Любовь, что создавая Свои бескрайние миры и приходя к каждому сотворенному Ею сердцу со Своей свободой и радостью, Она связывала Себя с ним всею силою своей Любви и этим бесконечно рисковала? Рисковала тем, что некто из Её творений, особенно возвышенный и приближённый к Ней, будучи не в силах постичь непостижимой красоты Её сердца, мог быть ослеплён тем благоговением, обожанием и почитанием, которые не могли быть не явлены по отношению к Ней со стороны всех бесчисленных миров Её вселенной? О, конечно понимала! Понимала, потому что от самого Начала приготовила Себя в Жертву, в «Агнце, закланном от создания мира» (Отк 13:8). И не только понимала, но и уже ощутила в Себе всю глубину той боли, которую Ей придётся при таком трагическом развитии событий пережить! Но Она Любила, Любила бесконечно, и такое развитие – становилось… неизбежным…

И вот однажды, некто, самый обласканный и превознесённый во всём бесконечном Божественном мироздании, первый и высший среди всех сотворённых существ, вдруг позавидовал Самой Этой Любви в том, что он хоть и обласкан и превознесён Ею выше всех, но всё-таки уступал Её славе. И что его, хотя и любят и почитают более всех остальных, но всё-таки не так, как Саму Любовь! Ему вдруг начало казаться, что из-за недостатка этой славы, он ущемлён и в полноте своих наслаждений. В своей славе он был более всех приближен к Любви, и Она была настолько «доступна» для него, что он перестал ощущать Её недосягаемость, и видеть разницу между ними. И почему же тогда Она имеет столько привилегий, столько почитания, столько признания и столько власти, сколько не имеет он?  Сосредоточившись на этих мыслях, он возжаждал Её положения и всех благ, которые он при этом бы приобрёл! Он возжаждал ещё более высочайших наслаждений, и, будучи ослеплён этой жаждой, подавил в себе голос мудрости: «От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою» (Иез 28:17). Этот голос мудрости, звучащий в его сердце, и исходивший из самого Сердца Божества, напоминал ему, что он далеко не готов к той высочайшей степени ответственности, на которую он претендует, и той жертве, которая стоит за этим. И то, что с ним происходит, говорит о том, что сейчас он не может нести даже свою степень славы... Однако, — мог убеждать себя он, — Божественная слава окружающая Любовь весьма осязаема, а та готовность к жертве может быть, и не понадобится во всю вечность! И он видимо не хотел понимать, что именно сейчас, именно в этот момент его жизни, от него и ожидалась эта жертва: жертва самоумаления в Любви и ради Любви. Ради Любви к Богу и ко всему тому множеству обитателей вселенной, которые подлинно любили его и доверяли ему всем своим сердцем! Он забыл, что путь Любви – это путь вниз, а не путь вверх. А в его случае эта жертва самоумаления была бы глубоко сокрыта в нём самом, и ему не нужно было видимо перед всеми спускаться со своего высшего положения во вселенной. Ему нужно было только отказать своему, каким-то образом зацепившемуся в темных желаниях сердцу. Хотя и это было все равно крайне трудным, потому что нужно было, по сути, отказаться от самого себя, которое уже не отпускало его… Но, однако, та Божественная слава, которая пребывала при нём, могла справиться с этим искушением свободы! Она имела в себе силу полного смирения в доверии Богу и упования на Него, и в этом была её подлинность, а не в самом его вознесенном положении, которое он занимал перед Богом. И Сама Божия Любовь жаждала помочь ему в этом! И если бы это произошло, и он действительно принёс бы эту жертву, то он подлинно был бы возвышен более прежнего…! Но, увы… «тайна беззакония уже в действии» (2Фес 2:7), «внутреннее твое исполнилось неправды», «в неправедной торговле твоей ты осквернил святилища твои» (Иез 28:16,18)! Когда он в своем сердце начал торговаться с Богом, то, наверное, думал, что всегда сможет остановиться. И погружаясь всё более и более в эту «неправедную торговлю», он и не заметил, как с ним произошла ничем невосполнимая трагедия – он утратил свою чистоту, то есть «осквернил святилища свои»! Он стал обладателем первого нечистого сердца со времени возникновения вселенной. И когда его осеняла Божия Любовь, он уже не отдавался Ей беззаветно, как это было ранее, но использовал Её для себя, чтобы прикрывать Ею свои подлинные желания и мотивы. Он хорошо знал характер Любви Божией и пользовался этим…, выставляя себя перед всеми в более выгодном свете, как будто это он сам был истинной Любовью, унижая при этом само подлинное Начало. В своем безумстве он стал приписывать себе свойства этого великого Начала. Начала всего! «взойду на небо, выше звёзд Божиих вознесу престол мой… взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему». И с течением времени он стал открыто требовать себе поклонения подобно Божьему, и своим нечистым сердцем, он исказил и саму суть подлинного поклонения Божия. «И произошла на небе война» (Отк 12:7).

     Что можно сказать на это? Возникает вопрос: «Может быть, Любовь не рассчитала, может быть, Она ошиблась, созидая этого превосходного осеняющего херувима и настолько приближая его к Себе?» Это, дорогой мой друг, невозможно по одной лишь «простой» причине: Любовь вечна, а всё, что вечно не может быть не истинным. Любовь вложила в Люцифера именно столько мудрости, столько могущества, столько Своей силы, сколько ему было необходимо для того, чтобы он мог открыто и во всей полноте, не искажая, созерцать то откровение Её славы, которое Она доверяла ему. Всё было взвешено на абсолютных весах Вечности, где невозможна даже бесконечно малая величина погрешности! И на этих весах Люциферу было отмерено ровно столько силы Любви – не больше и не меньше – чтобы он всю вечность мог оставаться верным! Но, дорогой друг, у него была и своя царственная мера ответственности. Ответственности, которая определяет ту границу, за которую если преступить, то вся сила Любви,  обратится внутрь себя – в силу эгоизма! – и личность порабощается сама собою! «Ты погубил мудрость твою». Преодолев в себе бесценное чувство благоговения и переступив эту границу, Люцифер потерял самого себя. Он забыл – кто он. Он забыл о том, что нет и никогда не могло быть для него ничего более лучше и выше того, что приготовила для него Сама Вечная Любовь! Он стал враждовать с самой Жизнью! Он закрыл для неё своё  сердце, возомнив, что он сам может творить эту Жизнь! И так, дорогой друг, возникла «держава смерти». Люцифер превратился в «диавола, имеющего державу смерти» (Евр 2:14).. Он возжаждал себе трона Вечного Начала, и он действительно стал началом – автором и творцом греха! Он стал ложью и отцом лжи (Ин 8:44) – автором всякого безумия, родиной и источником страха, ненависти, смерти – эгоизма!

В нём живоносная связь сердца с Вечной Любовью стала по сути невозможной, так как, опасаясь своего изобличения, он стал избегать Её Света, и любое внимание к нему со стороны Любви теперь в соприкосновении с его нечистым сердцем наделялось ложным смыслом и обретало превратный вид. Он возлюбил тьму и возненавидел Свет… Невозможно себе представить, какой ад теперь воцарился в сердце того, кто когда-то более всех был погружен в откровения Абсолютного Света – Вечной Божией Любви! И это стало его страшной тайной! Теперь он должен был постоянно скрывать эту свою правду – это своё подлинное состояние под разными масками сообразно обстоятельствам и окружению, в которых он находился. И где бы он не появлялся, он приносил с собой хорошо замаскированные – как он сам – боль, мучение, страдание, страх и смерть…, то есть то, чем теперь было переполнено его собственное сердце! Дорогой друг, ты помнишь, как мы уже говорили о подобной страшной тайне?(см) Это была та страшная тайна, которая возникла в сердцах Адама и Евы, когда они вдруг обнаружили, что сами по себе они – наги… Тогда случилось непостижимое горе: они поверили именно ему, этому падшему Люциферу, диаволу! и тут же получили в «награду» откровение того ада, который он носил сам в себе, и которым он с удовольствием «поделился» с ними, потому что теперь он мог испытывать только одно единственное наслаждение: утешаться чужими страданиями! И чем страшнее и глубже были эти страдания, тем сладостнее становилось его демонической душе. Он стал антиЛюбовью – полной противоположностью Любви! И мы уже писали так выше по отношению к эгоизму… Почему сейчас мы говорим об этом? Думаю, что так направляет нас Любовь, чтобы мы полнее прониклись тем горем, в котором мы все оказались, и осознали, откуда оно к нам пришло, потому что все мы испили этого смрадного духа смерти диавола, и находимся под сильнейшим его влиянием. И чтобы каждый из нас увидел свою полную беспомощность самому найти своё счастье, и свою величайшую нужду в помощи свыше – низко склонившейся над ним, истекающей слезами и кровью бездонного сострадания Вечной Любви… И чтобы глубоко проникнувшись положением своего сердца, каждому из нас открылось – какими предельно чуткими мы должны быть даже к ничтожнейшему проявлению «Любви Истины» (2Фес 2:10) в любых обстоятельствах и в любое время нашей поглощённой пустотой и не принадлежащей нам жизни. И ещё, дорогой мой друг, я думаю, что это поможет нам яснее различать тот путь, по которому желает вести нас Любовь Жизни!

И эти наши размышления имеют непосредственное отношение к той бесценной Божественной связи, о которой мы упомянули в конце наших прошлых размышлений. И, думаю, что будет ещё очень важным затронуть нам нечто о подлинном поклонении. Поскольку диавол, искусно обманув себя, также очень искусно обманул и нас в этой величайшей потребности нашей души! Может Любовь приоткроет нам и здесь некую Свою тайну, что позволит нам ещё более приникнуть к Её огромному Сердцу… Косвенно мы уже прикоснулись к этому откровению сегодня, и очень надеюсь, что дано будет ещё более явно ощутить это при следующей нашей скорой встрече!

 

Господь с тобой, и Вечная Любовь с тобой, дорогой мой друг!

Обновлено: 05.05.2020 — 16:53

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Маргарита

    Сергей, очень рада публикации этой статьи. Всё «проглотила», как и всегда, на одном дыхании, кроме абзаца: «И вот однажды, некто, самый обласканный и превознесённый во всём бесконечном...» Не в сути загвоздка, а в моём восприятии вечности и времени. Я считаю, что только человечество и наш физический мир живем во времени (в некоей сфере, внутри которой действуют законы времени). А духовный мир — это мир вечности (он повсюду за пределами этой сферы). Вечность повсюду. И в нашей сфере тоже... Но время не может распространиться за установленные Богом карантинные границы падшего инфицированного грехом мира. Бог вне времени! Потому и видит нас в любой точке нашей жизни одномоментно. Люцифер из того же (духовного) мира. Нам понятнее хронологическое описание действий. Однако, опасно рассуждать о возникновении тайны беззакония с позиции времени... Что... За чем...

    Как ограниченный рамками времени человек, я бы тоже объясняла все события, описанные о войне на небе, во временной последовательности. Но потому то и не я — автор этой замечательной статьи.

    1. Маргарита, очень благодарен за неравнодушие и за такой, очень меткий комментарий! Конечно, мир времени и мир вечности — это два разных мира. И мы очень ограничены в восприятии временем. В вечности такого ограничения нет, так как вечность и есть вечность, — это когда мы можем весь процесс видеть и воспринимать, или творить — одномоментно. То есть одновременно видеть и результат и весь процесс от начала, приведший к этому результату. Во времени мы часто видим только первые один — два шага... и только, пройдя какое-то количество шагов, мы, наконец, начинаем видеть или понимать, что за этим всем стояло... Но в данном случае, думаю, что не важно, как с Люцифером происходило его падение, — во времени или же в вечности, поскольку сама суть и дух от этого не меняются. Он смог совратить первых людей, потому что сам на себе уже пережил этот процесс, и «поделиться» с ними только тем, что имел сам. В их переживаниях выражаются его собственные... И если в вечности он видел всё вместе, уже видел весь результат своих зарождавшихся в нём нечистых побуждений и чувств, то это только усиливает негативные моменты... И всё это мы можем понимать своим сердцем, также как и знать Господа, Который с нами по Своей великой Любви говорит во времени! И о падении Люцифера тоже: Иез 28:13-18.

      С уважением и любовью)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.